Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Представительство в суде общей юрисдикции по заявлению доверителя

Тема пред­ста­ви­тель­ства по заяв­ле­нию дове­ри­те­ля до сих пор не осве­ще­на в реше­ни­ях Пле­ну­ма Вер­хов­но­го Суда РФ и почти не нахо­дит отра­же­ния в пуб­ли­ку­е­мых иссле­до­ва­ни­ях. В резуль­та­те на прак­ти­ке суды не толь­ко по-раз­но­му пред­став­ля­ют себе соот­вет­ству­ю­щую про­це­ду­ру, но и неоди­на­ко­во оце­ни­ва­ют воз­мож­ность само­го суще­ство­ва­ния тако­го пред­ста­ви­тель­ства. Автор пред­ла­га­ет допол­нить ГПК РФ поло­же­ни­я­ми, регла­мен­ти­ру­ю­щи­ми про­це­ду­ру пода­чи заяв­ле­ния о пред­ста­ви­тель­стве, меха­низм рас­смот­ре­ния тако­го заяв­ле­ния, вопрос о дей­стви­тель­но­сти пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля сто­ро­ны по заяв­ле­нию.

Дей­ству­ю­щее граж­дан­ское про­цес­су­аль­ное зако­но­да­тель­ство преду­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность веде­ния дел в судах общей юрис­дик­ции через пред­ста­ви­те­лей.

Осно­во­по­ла­га­ю­щее пра­ви­ло о судеб­ном пред­ста­ви­тель­стве содер­жит­ся в ч. 1 ст. 48 Граж­дан­ско­го про­цес­су­аль­но­го кодек­са (ГПК) РФ, соглас­но кото­рой граж­дане впра­ве вести свои дела в суде лич­но или через пред­ста­ви­те­лей. При этом лич­ное уча­стие граж­да­ни­на в про­цес­се не лиша­ет его пра­ва иметь по делу пред­ста­ви­те­ля.

В юри­ди­че­ской лите­ра­ту­ре послед­них лет мно­го вни­ма­ния уде­ля­ет­ся судеб­но­му пред­ста­ви­тель­ству, в част­но­сти, вопро­сам о том, кто может быть пред­ста­ви­те­лем, каки­ми пра­ва­ми и обя­зан­но­стя­ми наде­ля­ет­ся пред­ста­ви­тель, как сле­ду­ет опла­чи­вать его труд. Иссле­до­ва­ния затра­ги­ва­ют так­же тему поряд­ка оформ­ле­ния пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля, одна­ко в основ­ном рас­смат­ри­ва­ют­ся тра­ди­ци­он­ные спо­со­бы — такие, как выда­ча дове­рен­но­сти, предо­став­ле­ние адво­кат­ским обра­зо­ва­ни­ем пред­ста­ви­тель­ско­го орде­ра. Меж­ду тем офор­мить пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­ля в граж­дан­ском судо­про­из­вод­стве мож­но и иным путем — посред­ством заяв­ле­ния дове­ри­те­ля, сде­лан­но­го в суде.

Послед­ний вари­ант оформ­ле­ния пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля мало изу­чен, и в этом видит­ся одна из при­чин того, что в тео­рии про­цес­су­аль­но­го пра­ва и судеб­ной прак­ти­ке суще­ству­ют раз­ные мне­ния отно­си­тель­но поряд­ка оформ­ле­ния и пол­но­мо­чий, кото­рые такое пред­ста­ви­тель­ство дает судеб­но­му пред­ста­ви­те­лю.

Как ска­за­но в ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­ля могут быть опре­де­ле­ны в уст­ном заяв­ле­нии, зане­сен­ном в про­то­кол судеб­но­го засе­да­ния, или в пись­мен­ном заяв­ле­нии дове­ри­те­ля в суде.

Одна­ко соглас­но одно­му из под­хо­дов, спе­ци­аль­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми пред­ста­ви­те­ля мож­но наде­лить толь­ко посред­ством оформ­ле­ния дове­рен­но­сти. Это озна­ча­ет, что пред­ста­ви­тель, полу­чив­ший пол­но­мо­чия по заяв­ле­нию дове­ри­те­ля в соот­вет­ствии с ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, при­об­ре­та­ет лишь общие пол­но­мо­чия, на осу­ществ­ле­ние же рас­по­ря­ди­тель­ных (спе­ци­аль­ных) пол­но­мо­чий необ­хо­ди­ма дове­рен­ность, выдан­ная пред­став­ля­е­мым лицом.

В осно­ву этой пози­ции, види­мо, поло­же­на ст. 54 ГПК РФ, в кото­рой гово­рит­ся о ряде спе­ци­аль­ных пол­но­мо­чий, отно­си­тель­но кото­рых долж­на содер­жать­ся осо­бая ого­вор­ка в дове­рен­но­сти, выдан­ной пред­став­ля­е­мым лицом. Одна­ко, фор­му­ли­руя свое утвер­жде­ние, авто­ры не при­ня­ли во вни­ма­ние поло­же­ния ч. 1 и 6 ст. 53 ГПК РФ, где пере­чис­ле­ны раз­лич­ные спо­со­бы оформ­ле­ния пол­но­мо­чий судеб­но­го пред­ста­ви­те­ля: “1. Пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­ля долж­ны быть выра­же­ны в дове­рен­но­сти, выдан­ной и оформ­лен­ной в соот­вет­ствии с зако­ном. …6. Пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­ля могут быть опре­де­ле­ны так­же в уст­ном заяв­ле­нии, зане­сен­ном в про­то­кол судеб­но­го засе­да­ния, или пись­мен­ном заяв­ле­нии дове­ри­те­ля в суде” (кур­сив мой. — Л.Р.). Как видим, зако­но­да­тель, упо­треб­ляя пред­лог “так­же”, не дела­ет раз­ли­чий меж­ду дове­рен­но­стью и заяв­ле­ни­ем дове­ри­те­ля. Ины­ми сло­ва­ми, заяв­ле­ние дове­ри­те­ля в суде, сде­лан­ное в над­ле­жа­щей фор­ме (уст­ной с зане­се­ни­ем в про­то­кол судеб­но­го засе­да­ния или пись­мен­ной) и при­ня­тое судом, при­рав­ни­ва­ет­ся по сво­ей юри­ди­че­ской зна­чи­мо­сти к дове­рен­но­сти, оформ­лен­ной в уста­нов­лен­ном поряд­ке. В таком заяв­ле­нии обо­зна­ча­ют­ся все пол­но­мо­чия, кото­рые дове­ри­тель поже­лал предо­ста­вить сво­е­му пред­ста­ви­те­лю, в том чис­ле спе­ци­аль­ные. Эта точ­ка зре­ния встре­ча­ет под­держ­ку в лите­ра­ту­ре.

Уст­ные заяв­ле­ния сто­ро­ны о допус­ке в суд ее пред­ста­ви­те­ля и ранее слу­жи­ли спо­со­бом оформ­ле­ния пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля в суде, что спра­вед­ли­во рас­це­ни­ва­лось уче­ны­ми как фак­ти­че­ская дове­рен­ность. Так, Е.В. Сало­гу­бо­ва при­ме­ни­тель­но к преж­не­му ГПК РФ утвер­жда­ла, что пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­ля могут быть оформ­ле­ны уст­ным заяв­ле­ни­ем пред­став­ля­е­мо­го им лица, зане­сен­ным в про­то­кол судеб­но­го засе­да­ния, и “уст­ное заяв­ле­ние сто­ро­ны по сво­ей при­ро­де ничем не отли­ча­ет­ся от выда­чи пись­мен­ной дове­рен­но­сти, в обо­их слу­ча­ях речь идет о воле­изъ­яв­ле­нии пред­став­ля­е­мо­го по наде­ле­нию дру­го­го лица пол­но­мо­чи­я­ми пред­ста­ви­те­ля”.

Дума­ет­ся, имен­но такой под­ход дол­жен стать в судеб­ной прак­ти­ке основ­ным в силу ряда при­чин. Во-пер­вых, зако­но­да­тель, гово­ря о дове­рен­но­сти как основ­ном доку­мен­те, посред­ством кото­ро­го оформ­ля­ют­ся пол­но­мо­чия судеб­но­го пред­ста­ви­те­ля, поста­вил в один ряд с ней заяв­ле­ние, сде­лан­ное в суде пись­мен­но или уст­но. Во-вто­рых, дан­ный путь оформ­ле­ния пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля явля­ет­ся наи­бо­лее демо­кра­тич­ным, про­стым, доступ­ным каж­до­му граж­да­ни­ну. В‑третьих, пода­ча суду соот­вет­ству­ю­ще­го заяв­ле­ния о допус­ке к уча­стию в деле пред­ста­ви­те­ля с ука­за­ни­ем соот­вет­ству­ю­щих его пол­но­мо­чий поз­во­ля­ет лег­ко реа­ли­зо­вать пра­во сто­ро­ны на сво­бод­ный выбор себе пред­ста­ви­те­ля и наде­ле­ния его пол­но­мо­чи­я­ми по сво­е­му усмот­ре­нию. В‑четвертых, нель­зя не учесть и то обсто­я­тель­ство, что такой вари­ант оформ­ле­ния пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля наи­ме­нее затрат­ный, его исполь­зо­ва­ние облег­ча­ет доступ к судеб­ной защи­те граж­да­нам, жела­ю­щим иметь пред­ста­ви­те­ля, но не рас­по­ла­га­ю­щим доста­точ­ны­ми денеж­ны­ми сред­ства­ми для оформ­ле­ния нота­ри­аль­но удо­сто­ве­рен­ной дове­рен­но­сти.

Неко­то­рые авто­ры пишут, что ука­зан­ный поря­док остав­ля­ет “лазей­ку” для про­ник­но­ве­ния в про­цесс лиц, уро­вень юри­ди­че­ской гра­мот­но­сти кото­рых не гаран­ти­ру­ет ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной юри­ди­че­ской помо­щи, и пред­ла­га­ют пере­дать функ­ции пред­ста­ви­те­лей по граж­дан­ским делам исклю­чи­тель­но адво­ка­там. Но такое бес­по­кой­ство про­дик­то­ва­но, как нам кажет­ся, лишь защи­той кор­по­ра­тив­ных инте­ре­сов адво­кат­ско­го сооб­ще­ства. Кро­ме того, зако­но­да­те­лем нигде не опре­де­ле­но, что цель уча­стия пред­ста­ви­те­ля в граж­дан­ском про­цес­се состо­ит в ока­за­нии дове­ри­те­лю имен­но юри­ди­че­ской помо­щи. Воз­мож­но, дове­ри­тель в боль­шей сте­пе­ни нуж­да­ет­ся в пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ке. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ в поста­нов­ле­нии N 2‑П от 28 янва­ря 1997 г. спра­вед­ли­во отме­тил, что в каче­стве пред­ста­ви­те­лей могут высту­пать не толь­ко адво­ка­ты, но и дру­гие лица, при этом нали­чия у послед­них юри­ди­че­ско­го обра­зо­ва­ния, каких-либо про­фес­си­о­наль­ных зна­ний и опы­та закон не тре­бу­ет. Тем не менее все еще встре­ча­ют­ся слу­чаи, когда суд необос­но­ван­но не допус­ка­ет лицо, наде­лен­ное пол­но­мо­чи­я­ми пред­ста­ви­те­ля по заяв­ле­нию сто­ро­ны, к уча­стию в деле в каче­стве пред­ста­ви­те­ля из-за отсут­ствия у него юри­ди­че­ско­го обра­зо­ва­ния и дове­рен­но­сти.

Сло­во “заяв­ле­ние” озна­ча­ет офи­ци­аль­ное сооб­ще­ние в уст­ной или пись­мен­ной фор­ме, пись­мен­ную прось­бу о чем-либо. То есть заяв­ле­ние, адре­со­ван­ное суду и содер­жа­щее пере­чень пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля лица, участ­ву­ю­ще­го в деле, долж­но содер­жать так­же и прось­бу о допус­ке дан­но­го лица к уча­стию в деле в каче­стве пред­ста­ви­те­ля. Такое заяв­ле­ние долж­но рас­смат­ри­вать­ся в поряд­ке, уста­нов­лен­ном для рас­смот­ре­ния хода­тайств, посколь­ку ника­ко­го ино­го поряд­ка ГПК РФ на этот слу­чай не преду­смат­ри­ва­ет. Ука­зан­ный поря­док уста­нов­лен в ст. 166 ГПК РФ, соглас­но кото­рой “хода­тай­ства лиц, участ­ву­ю­щих в деле, по вопро­сам, свя­зан­ным с раз­би­ра­тель­ством дела, раз­ре­ша­ют­ся на осно­ва­нии опре­де­ле­ний суда после заслу­ши­ва­ния мне­ний дру­гих лиц, участ­ву­ю­щих в деле”. Посколь­ку чаще все­го пред­ста­ви­те­ли появ­ля­ют­ся на эта­пе под­го­тов­ки граж­дан­ско­го дела к судеб­но­му раз­би­ра­тель­ству, дан­ный поря­док вполне может быть исполь­зо­ван и в пред­ва­ри­тель­ном судеб­ном засе­да­нии.

По резуль­та­там рас­смот­ре­ния заяв­ле­ния судья обя­зан выне­сти опре­де­ле­ние. Вид опре­де­ле­ния зако­но­да­тель не назы­ва­ет, но судеб­ная прак­ти­ка идет по пути выне­се­ния опре­де­ле­ния в так назы­ва­е­мой про­то­коль­ной фор­ме, т.е. с зане­се­ни­ем его в про­то­кол судеб­но­го засе­да­ния.

Пред­став­ля­ет­ся, что у суда нет пра­ва отка­зать в допус­ке к уча­стию в деле пред­ста­ви­те­ля, назван­но­го в уст­ном или пись­мен­ном заяв­ле­нии дове­ри­те­ля в суде, если толь­ко пред­ста­ви­тель не отно­сит­ся к чис­лу лиц, кото­рые не могут быть пред­ста­ви­те­ля­ми в суде. В свя­зи со ска­зан­ным само пода­ва­е­мое заяв­ле­ние может иметь не про­си­тель­ный, а уве­до­ми­тель­ный харак­тер. Зада­ча суда сво­дит­ся лишь к его рас­смот­ре­нию и при­ня­тию реше­ния о допус­ке или об отка­зе в допус­ке кон­крет­но­го пред­ста­ви­те­ля к уча­стию в деле.

Извест­ны слу­чаи, когда судьи, удо­вле­тво­рив в пер­вом судеб­ном засе­да­нии пись­мен­ное заяв­ле­ние сто­ро­ны о допус­ке к уча­стию в деле ее пред­ста­ви­те­ля, после отло­же­ния дела в новом судеб­ном засе­да­нии вновь тре­бу­ют подать ана­ло­гич­ное заяв­ле­ние. При этом они ссы­ла­ют­ся на то, что заяв­ле­ние — это не дове­рен­ность, кото­рая дей­стви­тель­на до окон­ча­ния про­це­ду­ры рас­смот­ре­ния дела, поэто­му акту­аль­ность тако­го заяв­ле­ния каж­дый раз необ­хо­ди­мо под­твер­ждать новым лич­ным воле­изъ­яв­ле­ни­ем сто­ро­ны.

Судья, рас­смат­ри­вав­ший граж­дан­ское дело в Желез­но­до­рож­ном рай­он­ном суде г. Улья­нов­ска и допу­стив­ший по пись­мен­но­му заяв­ле­нию исти­цы ее пред­ста­ви­те­ля на пер­вое судеб­ное засе­да­ние, в сле­ду­ю­щем судеб­ном засе­да­нии потре­бо­вал у пред­ста­ви­те­ля, явив­ше­го­ся в суд без исти­цы с ее заяв­ле­ни­ем о рас­смот­ре­нии дела в ее отсут­ствие, дове­рен­ность на веде­ние дела.

Подоб­ные слу­чаи дока­зы­ва­ют, что судьи с недо­ве­ри­ем отно­сят­ся к ана­ли­зи­ру­е­мо­му спо­со­бу оформ­ле­ния пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля в суде, счи­та­ют его ущерб­ным и дей­стви­тель­ным толь­ко при лич­ном уча­стии дове­ри­те­ля (имен­но так, судя по все­му, пони­ма­ют судьи ука­за­ние на то, что заяв­ле­ние дове­ри­те­ля дела­ет­ся “в суде”).

С таким под­хо­дом труд­но согла­сить­ся.

ГПК РФ не преду­смат­ри­ва­ет “воз­об­нов­ле­ния” пред­ста­ви­тель­ства, оформ­лен­но­го по заяв­ле­нию дове­ри­те­ля, в каж­дом судеб­ном засе­да­нии. Пола­га­ем, что одна­жды изъ­яв­лен­ное сто­ро­ной жела­ние пору­чить веде­ние дела сво­е­му пред­ста­ви­те­лю, выра­жен­ное в над­ле­жа­щей фор­ме и при­ня­тое судом, дает пред­ста­ви­те­лю пра­во участ­во­вать в рас­смот­ре­нии дела на всем его про­тя­же­нии без выпол­не­ния допол­ни­тель­ных фор­маль­но­стей. Дей­ству­ет такое заяв­ле­ние до его отме­ны дове­ри­те­лем, при­чем об отмене пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля дове­ри­тель дол­жен сде­лать заяв­ле­ние суду в той же фор­ме, в кото­рой он наде­лял сво­е­го пред­ста­ви­те­ля соот­вет­ству­ю­щи­ми пол­но­мо­чи­я­ми. Кро­ме того, так же как и дове­рен­ность, заяв­ле­ние о пред­ста­ви­тель­стве дает пра­во пред­ста­ви­те­лю участ­во­вать в судеб­ном засе­да­нии от име­ни пред­став­ля­е­мой сто­ро­ны как в ее при­сут­ствии, так и в отсут­ствие. Поэто­му пра­виль­но посту­па­ют те судьи, кото­рые не дела­ют раз­ли­чий меж­ду заяв­ле­ни­ем о пред­ста­ви­тель­стве, сде­лан­ным в суде в уст­ной или пись­мен­ной фор­ме, и дове­рен­но­стью, дей­ству­ю­щей в тече­ние все­го про­цес­са по делу. Такие при­ме­ры в судеб­ной прак­ти­ке так­же име­ют­ся.

К сожа­ле­нию, зако­но­да­тель не очень чет­ко обо­зна­чил в ГПК РФ про­це­ду­ру пода­чи заяв­ле­ния о пред­ста­ви­тель­стве (напри­мер, как понять ука­за­ние “…Пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­ля могут быть опре­де­ле­ны… в пись­мен­ном заяв­ле­нии дове­ри­те­ля в суде”? Име­ет­ся в виду зда­ние суда, судеб­ное засе­да­ние или про­цесс по делу?). Недо­ста­точ­но ясен и меха­низм рас­смот­ре­ния заяв­ле­ния, как и вопрос о дей­стви­тель­но­сти пол­но­мо­чий пред­ста­ви­те­ля сто­ро­ны по заяв­ле­нию в тече­ние все­го про­цес­са по делу. Эти зако­но­да­тель­ные недо­че­ты не вос­пол­не­ны ни одним разъ­яс­не­ни­ем Пле­ну­ма Вер­хов­но­го Суда РФ, поэто­му и воз­ни­ка­ет раз­но­бой в тол­ко­ва­нии и при­ме­не­нии норм о пред­ста­ви­тель­стве на осно­ва­нии заяв­ле­ния, сде­лан­но­го в суде дове­ри­те­лем.

Меж­ду тем чет­ко регла­мен­ти­ро­вать поря­док наде­ле­ния пред­ста­ви­те­ля пол­но­мо­чи­я­ми посред­ством заяв­ле­ния дове­ри­те­ля в суде необ­хо­ди­мо. Тем самым были бы защи­ще­ны инте­ре­сы дове­ри­те­лей, кото­рые, одна­жды появив­шись в суде и сде­лав заяв­ле­ние о наде­ле­нии пол­но­мо­чи­я­ми сво­е­го пред­ста­ви­те­ля по делу, в даль­ней­шем вынуж­де­ны участ­во­вать в про­цес­се лишь заоч­но, т.е. в усло­ви­ях тер­ри­то­ри­аль­ной раз­об­щен­но­сти с судом. Но осо­бен­но это акту­аль­но для слу­ча­ев, когда граж­да­нин, не име­ю­щий физи­че­ской воз­мож­но­сти даже одно­крат­но при­быть в суд, направ­ля­ет туда заяв­ле­ние о допус­ке пред­ста­ви­те­ля к уча­стию в судеб­ном раз­би­ра­тель­стве сво­е­го дела. В подоб­ном слу­чае под­пись дове­ри­те­ля под таким заяв­ле­ни­ем мог­ла бы быть удо­сто­ве­ре­на лица­ми, наде­лен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми удо­сто­ве­рять “судеб­ные” дове­рен­но­сти (ч. 2 ст. 53 ГПК РФ). Пред­ло­же­ния о наде­ле­нии необ­хо­ди­мы­ми пол­но­мо­чи­я­ми пред­ста­ви­те­ля в суде в отно­ше­нии проф­со­ю­зов уже выска­зы­ва­лись, но это все­го лишь част­ный слу­чай, кото­рый дол­жен полу­чить ста­тус обще­го поряд­ка для всех ана­ло­гич­ных ситу­а­ций.

Вклю­че­ние соот­вет­ству­ю­щих поло­же­ний в ГПК РФ исклю­чи­ло бы ту неопре­де­лен­ность, кото­рая пока сохра­ня­ет­ся в отно­ше­нии судеб­но­го пред­ста­ви­тель­ства по заяв­ле­нию дове­ри­те­ля в суде, и поз­во­ли­ло бы участ­ни­кам дистан­ци­он­но­го про­цес­са наи­луч­шим обра­зом реа­ли­зо­вать свои про­цес­су­аль­ные пра­ва и испол­нить про­цес­су­аль­ные обя­зан­но­сти. Кро­ме того, это спо­соб­ство­ва­ло бы упро­ще­нию судо­про­из­вод­ства, сде­ла­ло бы его доступ­нее для граж­дан.

Л.Н. Раки­ти­на,

кан­ди­дат юрид. наук, доцент кафед­ры граж­дан­ско­го пра­ва и про­цес­са Инсти­ту­та пра­ва и гос­служ­бы Улья­нов­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та

“Зако­но­да­тель­ство”, N 10, октябрь 2008 г.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments