Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Северные» надбавки начисляются сверх величины МРОТ

8118130-250x250-1687699Име­нем Рос­сий­ской Феде­ра­ции  КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ по делу о про­вер­ке кон­сти­ту­ци­он­но­сти поло­же­ний ста­тьи 129, частей пер­вой и тре­тьей ста­тьи 133, частей пер­вой, вто­рой, тре­тьей, чет­вер­той и один­на­дца­той ста­тьи 1331 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции в свя­зи с жало­ба­ми граж­дан В.С.Григорьевой, О.Л.Дейдей, Н.А.Капуриной и И.Я.Кураш город Санкт-Петер­бург 7 декаб­ря 2017 года Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции в соста­ве Пред­се­да­те­ля В.Д. Зорь­ки­на, судей К.В. Ара­нов­ско­го, А.И. Бой­цо­ва, Н.С. Бон­да­ря, Г.А. Гаджи­е­ва, Ю.М. Дани­ло­ва, Л.М. Жар­ко­вой, С.М. Казан­це­ва, С.Д. Кня­зе­ва, А.Н. Коко­то­ва, Л.О. Кра­сав­чи­ко­вой, С.П. Маври­на, Н.В. Мель­ни­ко­ва, Ю.Д. Руд­ки­на, О.С. Хох­ря­ко­вой, В.Г. Яро­слав­це­ва, с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей граж­дан В.С. Гри­го­рье­вой и И.Я. Кураш — адво­ка­та В.С. Цви­ля, пред­ста­ви­те­ля граж­дан­ки О.Л. Дей­дей — кан­ди­да­та юри­ди­че­ских наук Н.Г. Глад­ко­ва, пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля Госу­дар­ствен­ной Думы в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции Т.В. Каса­е­вой, пред­ста­ви­те­ля Сове­та Феде­ра­ции — кан­ди­да­та юри­ди­че­ских наук Е.Ю. Его­ро­вой, пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля Пре­зи­ден­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции М.В. Кро­то­ва, руко­вод­ству­ясь ста­тьей 125 (часть 4) Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции, пунк­том 3 части пер­вой, частя­ми тре­тьей и чет­вер­той ста­тьи 3, частью пер­вой ста­тьи 21, ста­тья­ми 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Феде­раль­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на «О Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции», рас­смот­рел в откры­том засе­да­нии дело о про­вер­ке кон­сти­ту­ци­он­но­сти поло­же­ний ста­тьи 129, частей пер­вой и тре­тьей ста­тьи 133, частей пер­вой, вто­рой, тре­тьей, чет­вер­той и один­на­дца­той ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Пово­дом к рас­смот­ре­нию дела яви­лись жало­бы граж­дан В.С. Гри­го­рье­вой, О.Л. Дей­дей, Н.А. Капу­ри­ной и И.Я. Кураш. Осно­ва­ни­ем к рас­смот­ре­нию дела яви­лась обна­ру­жив­ша­я­ся неопре­де­лен­ность в вопро­се о том, соот­вет­ству­ют ли Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции оспа­ри­ва­е­мые заяви­те­ля­ми зако­но­по­ло­же­ния. Посколь­ку все жало­бы каса­ют­ся одно­го и того же пред­ме­та, Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции, руко­вод­ству­ясь ста­тьей 48 Феде­раль­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на «О Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции», соеди­нил дела по этим жало­бам в одном про­из­вод­стве. Заслу­шав сооб­ще­ние судьи-доклад­чи­ка В.Г. Яро­слав­це­ва, объ­яс­не­ния пред­ста­ви­те­лей сто­рон, выступ­ле­ния при­гла­шен­ных в засе­да­ние пред­ста­ви­те­лей: от Мини­стер­ства тру­да и соци­аль­ной защи­ты Рос­сий­ской Феде­ра­ции — М.С. Мас­ло­вой, от Мини­стер­ства юсти­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции — М.А. Мель­ни­ко­вой, от Гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Рос­сий­ской Феде­ра­ции — Т.А. Васи­лье­вой, иссле­до­вав пред­став­лен­ные доку­мен­ты и иные мате­ри­а­лы, Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1. Соглас­но ста­тье 129 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции, рас­кры­ва­ю­щей содер­жа­ние основ­ных поня­тий, исполь­зу­е­мых при регу­ли­ро­ва­нии опла­ты тру­да, зара­бот­ной пла­той (опла­той тру­да работ­ни­ка) при­зна­ют­ся воз­на­граж­де­ние за труд в зави­си­мо­сти от ква­ли­фи­ка­ции работ­ни­ка, слож­но­сти, коли­че­ства, каче­ства и усло­вий выпол­ня­е­мой рабо­ты, а так­же ком­пен­са­ци­он­ные выпла­ты (допла­ты и над­бав­ки ком­пен­са­ци­он­но­го харак­те­ра, в том чис­ле за рабо­ту в усло­ви­ях, откло­ня­ю­щих­ся от нор­маль­ных, рабо­ту в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях и на тер­ри­то­ри­ях, под­верг­ших­ся радио­ак­тив­но­му загряз­не­нию, и иные выпла­ты ком­пен­са­ци­он­но­го харак­те­ра) и сти­му­ли­ру­ю­щие выпла­ты (допла­ты и над­бав­ки сти­му­ли­ру­ю­ще­го харак­те­ра, пре­мии и иные поощ­ри­тель­ные выпла­ты) (часть пер­вая); тариф­ной став­кой — фик­си­ро­ван­ный раз­мер опла­ты тру­да работ­ни­ка за выпол­не­ние нор­мы тру­да опре­де­лен­ной слож­но­сти (ква­ли­фи­ка­ции) за еди­ни­цу вре­ме­ни без уче­та ком­пен­са­ци­он­ных, сти­му­ли­ру­ю­щих и соци­аль­ных выплат (часть тре­тья); окла­дом (долж­ност­ным окла­дом) — фик­си­ро­ван­ный раз­мер опла­ты тру­да работ­ни­ка за испол­не­ние тру­до­вых (долж­ност­ных) обя­зан­но­стей опре­де­лен­ной слож­но­сти за кален­дар­ный месяц без уче­та ком­пен­са­ци­он­ных, сти­му­ли­ру­ю­щих и соци­аль­ных выплат (часть чет­вер­тая); базо­вым окла­дом (базо­вым долж­ност­ным окла­дом), базо­вой став­кой зара­бот­ной пла­ты — мини­маль­ные оклад (долж­ност­ной оклад), став­ка зара­бот­ной пла­ты работ­ни­ка госу­дар­ствен­но­го или муни­ци­паль­но­го учре­жде­ния, осу­ществ­ля­ю­ще­го про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность по про­фес­сии рабо­че­го или долж­но­сти слу­жа­ще­го, вхо­дя­щим в соот­вет­ству­ю­щую про­фес­си­о­наль­ную ква­ли­фи­ка­ци­он­ную груп­пу, без уче­та ком­пен­са­ци­он­ных, сти­му­ли­ру­ю­щих и соци­аль­ных выплат (часть пятая). Часть пер­вая ста­тьи 133 дан­но­го Кодек­са преду­смат­ри­ва­ет, что мини­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да уста­нав­ли­ва­ет­ся одно­вре­мен­но на всей тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции феде­раль­ным зако­ном и не может быть ниже вели­чи­ны про­жи­точ­но­го мини­му­ма тру­до­спо­соб­но­го насе­ле­ния, а часть тре­тья той же ста­тьи закреп­ля­ет пра­ви­ло, в соот­вет­ствии с кото­рым месяч­ная зара­бот­ная пла­та работ­ни­ка, пол­но­стью отра­бо­тав­ше­го за этот пери­од нор­му рабо­че­го вре­ме­ни и выпол­нив­ше­го нор­мы тру­да (тру­до­вые обя­зан­но­сти), не может быть ниже мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да. В силу ста­тьи 133.1 дан­но­го Кодек­са в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции реги­о­наль­ным согла­ше­ни­ем о мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те может уста­нав­ли­вать­ся раз­мер мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции (часть пер­вая) для работ­ни­ков, рабо­та­ю­щих на его тер­ри­то­рии, за исклю­че­ни­ем работ­ни­ков орга­ни­за­ций, финан­си­ру­е­мых из феде­раль­но­го бюд­же­та (часть вто­рая); раз­мер мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции уста­нав­ли­ва­ет­ся с уче­том соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских усло­вий и вели­чи­ны про­жи­точ­но­го мини­му­ма тру­до­спо­соб­но­го насе­ле­ния в нем (часть тре­тья) и не может быть ниже мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном (часть чет­вер­тая); месяч­ная зара­бот­ная пла­та работ­ни­ка, рабо­та­ю­ще­го на тер­ри­то­рии соот­вет­ству­ю­ще­го субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции и состо­я­ще­го в тру­до­вых отно­ше­ни­ях с рабо­то­да­те­лем, в отно­ше­нии кото­ро­го реги­о­наль­ное согла­ше­ние о мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те дей­ству­ет в соот­вет­ствии с частя­ми тре­тьей и чет­вер­той ста­тьи 48 дан­но­го Кодек­са или на кото­ро­го ука­зан­ное согла­ше­ние рас­про­стра­не­но в поряд­ке, уста­нов­лен­ном частя­ми шестой — вось­мой ста­тьи 133.1 дан­но­го Кодек­са, не может быть ниже раз­ме­ра мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в этом субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции при усло­вии, что таким работ­ни­ком пол­но­стью отра­бо­та­на за этот пери­од нор­ма рабо­че­го вре­ме­ни и выпол­не­ны нор­мы тру­да (тру­до­вые обя­зан­но­сти) (часть один­на­дца­тая). 1.1. Кон­сти­ту­ци­он­ность поло­же­ний ста­тей 129, 133 и 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции оспа­ри­ва­ют граж­дане В.С. Гри­го­рье­ва, О.Л. Дей­дей, Н.А. Капу­ри­на и И.Я. Кураш — работ­ни­ки муни­ци­паль­ных обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний, рас­по­ло­жен­ных в насе­лен­ных пунк­тах, кото­рые нахо­дят­ся в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми. Лоух­ский рай­он­ный суд Рес­пуб­ли­ки Каре­лия отка­зал в удо­вле­тво­ре­нии иско­вых тре­бо­ва­ний В.С. Гри­го­рье­вой о при­зна­нии неза­кон­ны­ми дей­ствий рабо­то­да­те­ля, начис­ляв­ше­го ей зара­бот­ную пла­ту, кото­рая без уче­та рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та и про­цент­ной над­бав­ки состав­ля­ла менее уста­нов­лен­но­го в Рос­сий­ской Феде­ра­ции мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, а так­же о взыс­ка­нии задол­жен­но­сти по зара­бот­ной пла­те, обя­за­нии начис­лять зара­бот­ную пла­ту в раз­ме­ре не менее мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да с после­ду­ю­щим начис­ле­ни­ем рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та и про­цент­ной над­бав­ки и о ком­пен­са­ции мораль­но­го вре­да (реше­ние от 28 декаб­ря 2016 года). Ранее тот же суд отка­зал в удо­вле­тво­ре­нии подан­но­го по тем же осно­ва­ни­ям иска И.Я. Кураш о взыс­ка­нии зара­бот­ной пла­ты (реше­ние от 26 октяб­ря 2016 года). В ана­ло­гич­ных делах о непра­виль­ном, по мне­нию ист­цов, рас­че­те зара­бот­ной пла­ты Саян­ский город­ской суд Иркут­ской обла­сти, отка­зы­вая О.Л. Дей­дей в иске к рабо­то­да­те­лю (реше­ние от 7 декаб­ря 2016 года), и Бла­го­ве­щен­ский рай­он­ный суд Алтай­ско­го края, откло­няя тре­бо­ва­ния про­ку­ро­ра, заяв­лен­ные в инте­ре­сах груп­пы лиц, вклю­чая Н.А. Капу­ри­ну (реше­ние от 23 янва­ря 2017 года), так­же при­шли к выво­ду, что пра­во работ­ни­ка на повы­шен­ный раз­мер опла­ты тру­да в свя­зи с осу­ществ­ле­ни­ем тру­до­вой дея­тель­но­сти в мест­но­сти с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми не нару­ша­ет­ся при уста­нов­ле­нии ему зара­бот­ной пла­ты, в состав кото­рой вклю­ча­ет­ся рай­он­ный коэф­фи­ци­ент (коэф­фи­ци­ент) и про­цент­ная над­бав­ка, соот­вет­ству­ю­щей мини­маль­но­му раз­ме­ру опла­ты тру­да, опре­де­лен­но­му феде­раль­ным зако­ном (мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции). Несо­от­вет­ствие оспа­ри­ва­е­мых зако­но­по­ло­же­ний Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции, ее ста­тьям 7, 17, 19, 37 и 55, заяви­те­ли усмат­ри­ва­ют в том, что эти зако­но­по­ло­же­ния — по смыс­лу, при­да­ва­е­мо­му им пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­кой, — поз­во­ля­ют рабо­то­да­те­лю уста­нав­ли­вать работ­ни­ку зара­бот­ную пла­ту, раз­мер кото­рой с уче­том вклю­че­ния в ее состав рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та (коэф­фи­ци­ен­та) и про­цент­ной над­бав­ки за рабо­ту в мест­но­сти с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми не пре­вы­ша­ет мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да в Рос­сий­ской Феде­ра­ции (мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции), и тем самым нару­ша­ют пра­во работ­ни­ков, осу­ществ­ля­ю­щих тру­до­вую дея­тель­ность в такой мест­но­сти, на повы­шен­ный раз­мер опла­ты тру­да. 1.2. Как сле­ду­ет из ста­тей 74, 96 и 97 Феде­раль­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на «О Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции», Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции по жало­бе граж­да­ни­на на нару­ше­ние его кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод про­ве­ря­ет кон­сти­ту­ци­он­ность зако­на или отдель­ных его поло­же­ний в той части, в какой они были при­ме­не­ны в деле заяви­те­ля, рас­смот­ре­ние кото­ро­го завер­ше­но в суде, и при­ни­ма­ет поста­нов­ле­ние толь­ко по пред­ме­ту, ука­зан­но­му в жало­бе, оце­ни­вая как бук­валь­ный смысл про­ве­ря­е­мых зако­но­по­ло­же­ний, так и смысл, при­да­ва­е­мый им офи­ци­аль­ным тол­ко­ва­ни­ем или сло­жив­шей­ся пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­кой, а так­же исхо­дя из их места в систе­ме пра­во­вых норм. Таким обра­зом, пред­ме­том рас­смот­ре­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции по насто­я­ще­му делу явля­ют­ся вза­и­мо­свя­зан­ные поло­же­ния ста­тьи 129, частей пер­вой и тре­тьей ста­тьи 133, частей пер­вой, вто­рой, тре­тьей, чет­вер­той и один­на­дца­той ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции постоль­ку, посколь­ку на их осно­ва­нии реша­ет­ся вопрос об опла­те тру­да работ­ни­ков, осу­ществ­ля­ю­щих тру­до­вую дея­тель­ность в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, в том чис­ле в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, в раз­ме­ре, не пре­вы­ша­ю­щем мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да (мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции). 2. В соот­вет­ствии с Кон­сти­ту­ци­ей Рос­сий­ской Феде­ра­ции поли­ти­ка Рос­сии как пра­во­во­го и соци­аль­но­го госу­дар­ства — исхо­дя из ответ­ствен­но­сти перед нынеш­ним и буду­щи­ми поко­ле­ни­я­ми, стрем­ле­ния обес­пе­чить бла­го­по­лу­чие и про­цве­та­ние стра­ны — направ­ле­на на созда­ние усло­вий, обес­пе­чи­ва­ю­щих достой­ную жизнь и сво­бод­ное раз­ви­тие чело­ве­ка (пре­ам­бу­ла; ста­тья 1, часть 1; ста­тья 7, часть 1). Гума­ни­сти­че­ские нача­ла соци­аль­но­го госу­дар­ства, при­зван­но­го, преж­де все­го, защи­щать пра­ва и сво­бо­ды чело­ве­ка и граж­да­ни­на на осно­ве прин­ци­пов равен­ства и спра­вед­ли­во­сти (ста­тья 2; ста­тья 7, часть 1; ста­тья 18; ста­тья 19, части 1 и 2, Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции), обя­зы­ва­ют феде­раль­но­го зако­но­да­те­ля осу­ществ­лять пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние таким обра­зом, что­бы созда­вать всем без исклю­че­ния граж­да­нам бла­го­при­ят­ные усло­вия для реа­ли­за­ции сво­их прав в сфе­ре тру­да, к чис­лу кото­рых меж­ду­на­род­но-пра­во­вые акты, явля­ю­щи­е­ся состав­ной частью пра­во­вой систе­мы Рос­сий­ской Феде­ра­ции (ста­тья 15, часть 4, Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции), отно­сят пра­во каж­до­го рабо­та­ю­ще­го на спра­вед­ли­вое и удо­вле­тво­ри­тель­ное воз­на­граж­де­ние, обес­пе­чи­ва­ю­щее достой­ное чело­ве­ка суще­ство­ва­ние для него само­го и его семьи (ста­тья 23 Все­об­щей декла­ра­ции прав чело­ве­ка, ста­тья 7 Меж­ду­на­род­но­го пак­та об эко­но­ми­че­ских, соци­аль­ных и куль­тур­ных пра­вах и ста­тья 4 части II Евро­пей­ской соци­аль­ной хар­тии (пере­смот­рен­ной), при­ня­той в горо­де Страс­бур­ге 3 мая 1996 года). В силу при­ве­ден­ных поло­же­ний Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции и норм меж­ду­на­род­но­го пра­ва пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние опла­ты тру­да лиц, рабо­та­ю­щих по тру­до­во­му дого­во­ру, долж­но гаран­ти­ро­вать уста­нов­ле­ние им раз­ме­ра зара­бот­ной пла­ты на осно­ве объ­ек­тив­ных кри­те­ри­ев, отра­жа­ю­щих ква­ли­фи­ка­цию работ­ни­ка, харак­тер и содер­жа­ние тру­до­вой дея­тель­но­сти, с уче­том усло­вий ее осу­ществ­ле­ния, кото­рые, в свою оче­редь, име­ют зна­че­ние для опре­де­ле­ния объ­е­ма средств, необ­хо­ди­мых для нор­маль­но­го вос­про­из­вод­ства рабо­чей силы. 3. Тер­ри­то­ри­аль­ные мас­шта­бы Рос­сий­ской Феде­ра­ции и ее гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние пред­опре­де­ля­ют необ­хо­ди­мость уче­та при фор­ми­ро­ва­нии соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки госу­дар­ства при­род­но-кли­ма­ти­че­ских осо­бен­но­стей тех или иных реги­о­нов, с тем что­бы обес­пе­чить их устой­чи­вое раз­ви­тие, создать бла­го­при­ят­ные усло­вия для эффек­тив­ной хозяй­ствен­ной дея­тель­но­сти, раци­о­наль­но­го исполь­зо­ва­ния при­род­ных ресур­сов, охра­ны окру­жа­ю­щей при­род­ной сре­ды и, в конеч­ном сче­те, — обес­пе­чить достой­ную жизнь про­жи­ва­ю­щим на их тер­ри­то­рии граж­да­нам на осно­ве прин­ци­пов равен­ства и соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. Нега­тив­ное воз­дей­ствие, кото­рое ока­зы­ва­ет на здо­ро­вье чело­ве­ка про­жи­ва­ние и осу­ществ­ле­ние тру­до­вой дея­тель­но­сти в реги­о­нах с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, и свя­зан­ный с этим риск преж­де­вре­мен­ной утра­ты тру­до­спо­соб­но­сти обя­зы­ва­ют Рос­сий­скую Феде­ра­цию как пра­во­вое соци­аль­ное госу­дар­ство при­ни­мать меры, при­зван­ные ком­пен­си­ро­вать допол­ни­тель­ные мате­ри­аль­ные и физио­ло­ги­че­ские затра­ты, обу­слов­лен­ные более высо­кой сто­и­мо­стью жиз­ни, скла­ды­ва­ю­щей­ся в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми под воз­дей­стви­ем гео­гра­фи­че­ских, кли­ма­ти­че­ских фак­то­ров и вызван­ных ими осо­бен­но­стей соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. В этих целях феде­раль­ным зако­но­да­те­лем уста­нов­ле­на систе­ма спе­ци­аль­ных гаран­тий и ком­пен­са­ций, вклю­чая повы­шен­ную опла­ту тру­да работ­ни­ков, заня­тых на рабо­тах в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми (преж­де все­го в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, а так­же в высо­ко­гор­ных рай­о­нах, пустын­ных и без­вод­ных мест­но­стях) (часть вто­рая ста­тьи 146 и ста­тья 148 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции). Повы­ше­ние опла­ты тру­да таким работ­ни­кам направ­ле­но не толь­ко на воз­ме­ще­ние им допол­ни­тель­ных мате­ри­аль­ных и физио­ло­ги­че­ских затрат в свя­зи с рабо­той в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях, но и на вырав­ни­ва­ние уров­ня жиз­ни насе­ле­ния в этих реги­о­нах, с тем что­бы в пол­ной мере осу­ще­ствить пред­на­зна­че­ние соци­аль­но­го госу­дар­ства путем созда­ния усло­вий, обес­пе­чи­ва­ю­щих достой­ную жизнь и сво­бод­ное раз­ви­тие чело­ве­ка. Что каса­ет­ся опре­де­ле­ния спо­со­бов и раз­ме­ра повы­ше­ния опла­ты тру­да работ­ни­ков в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, то феде­раль­ный зако­но­да­тель — посколь­ку из Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции не выте­ка­ет его обя­зан­ность гаран­ти­ро­вать таким граж­да­нам опре­де­лен­ный раз­мер повы­ше­ния опла­ты тру­да или исполь­зо­вать для повы­ше­ния ее раз­ме­ра кон­крет­ные пра­во­вые меха­низ­мы — впра­ве осу­ществ­лять соот­вет­ству­ю­щее пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние в рам­ках предо­став­лен­ной ему дис­кре­ции. Исхо­дя из это­го для граж­дан, рабо­та­ю­щих в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, в том чис­ле в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, повы­шен­ная опла­та тру­да обес­пе­чи­ва­лась, глав­ным обра­зом, путем уста­нов­ле­ния соот­вет­ству­ю­щих рай­он­ных коэф­фи­ци­ен­тов (коэф­фи­ци­ен­тов) и над­ба­вок (про­цент­ных над­ба­вок). Дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство так­же преду­смат­ри­ва­ет при­ме­не­ние рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та и про­цент­ной над­бав­ки для рас­че­та зара­бот­ной пла­ты лиц, рабо­та­ю­щих в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях. При этом Тру­до­вой кодекс Рос­сий­ской Феде­ра­ции (часть пер­вая ста­тьи 316 и часть пер­вая ста­тьи 317) и Закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 19 фев­ра­ля 1993 года N 4520–1 «О госу­дар­ствен­ных гаран­ти­ях и ком­пен­са­ци­ях для лиц, рабо­та­ю­щих и про­жи­ва­ю­щих в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях» (часть пер­вая ста­тьи 10 и часть пер­вая ста­тьи 11) воз­ла­га­ют опре­де­ле­ние раз­ме­ра рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та и поряд­ка его при­ме­не­ния, а так­же опре­де­ле­ние раз­ме­ра про­цент­ной над­бав­ки к зара­бот­ной пла­те за стаж рабо­ты в дан­ных рай­о­нах или мест­но­стях и поря­док ее выпла­ты на Пра­ви­тель­ство Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Посколь­ку Пра­ви­тель­ство Рос­сий­ской Феде­ра­ции дан­ное пол­но­мо­чие не реа­ли­зо­ва­ло, в насто­я­щее вре­мя дей­ству­ют — в части, не про­ти­во­ре­ча­щей Тру­до­во­му кодек­су Рос­сий­ской Феде­ра­ции, — при­ня­тые до вве­де­ния в дей­ствие дан­но­го Кодек­са нор­ма­тив­ные пра­во­вые акты, кото­ры­ми опре­де­лял­ся поря­док при­ме­не­ния рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та (коэф­фи­ци­ен­та) и про­цент­ной над­бав­ки. Наря­ду с этим сохра­ня­ют свое дей­ствие нор­ма­тив­ные пра­во­вые акты, уста­нав­ли­ва­ю­щие коэф­фи­ци­ен­ты за рабо­ту в высо­ко­гор­ных рай­о­нах, в пустын­ных и без­вод­ных мест­но­стях и про­цент­ные над­бав­ки для рабо­та­ю­щих в отдель­ных реги­о­нах с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми. В соот­вет­ствии с ука­зан­ны­ми нор­ма­тив­ны­ми пра­во­вы­ми акта­ми рай­он­ный коэф­фи­ци­ент (коэф­фи­ци­ент) и про­цент­ная над­бав­ка начис­ля­ют­ся на фак­ти­че­ский зара­бо­ток работ­ни­ка. На осно­ве дей­ство­вав­ше­го на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния Мини­стер­ство тру­да Рос­сий­ской Феде­ра­ции в разъ­яс­не­нии от 11 сен­тяб­ря 1995 года N 3 «О поряд­ке начис­ле­ния про­цент­ных над­ба­вок к зара­бот­ной пла­те лицам, рабо­та­ю­щим в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра, при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, в южных рай­о­нах Восточ­ной Сиби­ри, Даль­не­го Восто­ка, и коэф­фи­ци­ен­тов (рай­он­ных, за рабо­ту в высо­ко­гор­ных рай­о­нах, за рабо­ту в пустын­ных и без­вод­ных мест­но­стях)», утвер­жден­ном поста­нов­ле­ни­ем от 11 сен­тяб­ря 1995 года N 49, под­твер­див сло­жив­шу­ю­ся пра­во­при­ме­ни­тель­ную прак­ти­ку, ука­за­ло, что про­цент­ные над­бав­ки и коэф­фи­ци­ен­ты начис­ля­ют­ся на фак­ти­че­ский зара­бо­ток, вклю­чая воз­на­граж­де­ние за выслу­гу лет. Таким обра­зом, рай­он­ный коэф­фи­ци­ент (коэф­фи­ци­ент) и про­цент­ная над­бав­ка долж­ны начис­лять­ся на зара­бо­ток, опре­де­лен­ный в соот­вет­ствии с уста­нов­лен­ной систе­мой опла­ты тру­да. 4. Во испол­не­ние тре­бо­ва­ний ста­тей 7 (часть 2) и 37 (часть 3) Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции феде­раль­ным зако­ном уста­нав­ли­ва­ет­ся гаран­ти­ро­ван­ный мини­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да. При этом, как сле­ду­ет из ука­зан­ных поло­же­ний Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции, воз­на­граж­де­ние за труд не ниже уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да гаран­ти­ру­ет­ся каж­до­му, а сле­до­ва­тель­но, опре­де­ле­ние его вели­чи­ны долж­но осно­вы­вать­ся на харак­те­ри­сти­ках тру­да, свой­ствен­ных любой тру­до­вой дея­тель­но­сти, без уче­та осо­бых усло­вий ее осу­ществ­ле­ния. Это согла­су­ет­ся с соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской при­ро­дой мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, кото­рая пред­по­ла­га­ет обес­пе­че­ние нор­маль­но­го вос­про­из­вод­ства рабо­чей силы при выпол­не­нии про­стых неква­ли­фи­ци­ро­ван­ных работ в нор­маль­ных усло­ви­ях тру­да с нор­маль­ной интен­сив­но­стью и при соблю­де­нии нор­мы рабо­че­го вре­ме­ни. Инсти­тут мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да по сво­ей кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой при­ро­де пред­на­зна­чен для уста­нов­ле­ния того мини­му­ма денеж­ных средств, кото­рый дол­жен быть гаран­ти­ро­ван работ­ни­ку в каче­стве воз­на­граж­де­ния за выпол­не­ние тру­до­вых обя­зан­но­стей с уче­том про­жи­точ­но­го мини­му­ма (Поста­нов­ле­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 27 нояб­ря 2008 года N 11‑П). Тру­до­вой кодекс Рос­сий­ской Феде­ра­ции в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции преду­смат­ри­ва­ет, что месяч­ная зара­бот­ная пла­та работ­ни­ка, пол­но­стью отра­бо­тав­ше­го за этот пери­од нор­му рабо­че­го вре­ме­ни и выпол­нив­ше­го нор­мы тру­да (тру­до­вые обя­зан­но­сти), не может быть ниже уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да (часть тре­тья ста­тьи 133); вели­чи­на мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да явля­ет­ся одной из основ­ных госу­дар­ствен­ных гаран­тий по опла­те тру­да работ­ни­ков (ста­тья 130). Из это­го сле­ду­ет, что основ­ным назна­че­ни­ем мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да в систе­ме дей­ству­ю­ще­го пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния явля­ет­ся обес­пе­че­ние месяч­но­го дохо­да работ­ни­ка, отра­бо­тав­ше­го нор­му рабо­че­го вре­ме­ни, на гаран­ти­ро­ван­ном зако­ном уровне. 4.1. Соглас­но части пер­вой ста­тьи 129 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции зара­бот­ная пла­та (опла­та тру­да работ­ни­ка) — это воз­на­граж­де­ние за труд в зави­си­мо­сти от ква­ли­фи­ка­ции работ­ни­ка, слож­но­сти, коли­че­ства, каче­ства и усло­вий выпол­ня­е­мой рабо­ты, а так­же ком­пен­са­ци­он­ные выпла­ты (допла­ты и над­бав­ки ком­пен­са­ци­он­но­го харак­те­ра, в том чис­ле за рабо­ту в усло­ви­ях, откло­ня­ю­щих­ся от нор­маль­ных, рабо­ту в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях и на тер­ри­то­ри­ях, под­верг­ших­ся радио­ак­тив­но­му загряз­не­нию, и иные выпла­ты ком­пен­са­ци­он­но­го харак­те­ра) и сти­му­ли­ру­ю­щие выпла­ты (допла­ты и над­бав­ки сти­му­ли­ру­ю­ще­го харак­те­ра, пре­мии и иные поощ­ри­тель­ные выпла­ты). До 1 сен­тяб­ря 2007 года ука­зан­ная ста­тья Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции дей­ство­ва­ла в редак­ции Феде­раль­но­го зако­на от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ и содер­жа­ла часть вто­рую, кото­рая опре­де­ля­ла мини­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да (мини­маль­ную зара­бот­ную пла­ту) как уста­нав­ли­ва­е­мый феде­раль­ным зако­ном раз­мер месяч­ной зара­бот­ной пла­ты за труд неква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го работ­ни­ка, пол­но­стью отра­бо­тав­ше­го нор­му рабо­че­го вре­ме­ни при выпол­не­нии про­стых работ в нор­маль­ных усло­ви­ях тру­да, и преду­смат­ри­ва­ла, что в вели­чи­ну мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да не вклю­ча­ют­ся ком­пен­са­ци­он­ные, сти­му­ли­ру­ю­щие и соци­аль­ные выпла­ты. Как след­ствие, раз­ме­ры тариф­ных ста­вок, окла­дов (долж­ност­ных окла­дов), а так­же базо­вых окла­дов (базо­вых долж­ност­ных окла­дов), базо­вых ста­вок зара­бот­ной пла­ты по про­фес­си­о­наль­ным ква­ли­фи­ка­ци­он­ным груп­пам работ­ни­ков не мог­ли быть ниже мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да (часть чет­вер­тая ста­тьи 133 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции в редак­ции Феде­раль­но­го зако­на от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ). Дан­ное пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние было изме­не­но Феде­раль­ным зако­ном от 20 апре­ля 2007 года N 54-ФЗ «О вне­се­нии изме­не­ний в Феде­раль­ный закон «О мини­маль­ном раз­ме­ре опла­ты тру­да» и дру­гие зако­но­да­тель­ные акты Рос­сий­ской Феде­ра­ции», кото­рый наря­ду с повы­ше­ни­ем мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да исклю­чил из ста­тьи 129 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции опре­де­ле­ние поня­тия «мини­маль­ная зара­бот­ная пла­та» и при­знал утра­тив­шей силу часть чет­вер­тую ста­тьи 133 того же Кодек­са. Одна­ко, как отме­тил Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции в Опре­де­ле­нии от 1 октяб­ря 2009 года N 1160-О‑О, пра­во­вая при­ро­да мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да и его основ­ное назна­че­ние в меха­низ­ме пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния тру­до­вых отно­ше­ний после при­ня­тия Феде­раль­но­го зако­на от 20 апре­ля 2007 года N 54-ФЗ оста­лись преж­ни­ми; изме­не­ние пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния, осу­ществ­лен­ное зако­но­да­те­лем в сфе­ре опла­ты тру­да, не пред­по­ла­га­ло ума­ле­ния пра­ва лиц, рабо­та­ю­щих по тру­до­во­му дого­во­ру, на свое­вре­мен­ную и в пол­ном раз­ме­ре выпла­ту спра­вед­ли­вой зара­бот­ной пла­ты, обес­пе­чи­ва­ю­щей достой­ное чело­ве­ка суще­ство­ва­ние для него само­го и чле­нов его семьи, и не ниже уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да. Кро­ме того, из ука­зан­но­го Опре­де­ле­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции сле­ду­ет, что уста­нов­ле­ние такой госу­дар­ствен­ной гаран­тии, как мини­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да, опре­де­ле­ние содер­жа­ния и объ­е­ма этой гаран­тии, а так­же изме­не­ние соот­вет­ству­ю­щих пра­во­вых норм не затра­ги­ва­ет дру­гих гаран­тий, преду­смот­рен­ных тру­до­вым зако­но­да­тель­ством для работ­ни­ков, вклю­чая повы­шен­ную опла­ту тру­да работ­ни­ков, заня­тых на рабо­тах в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции неод­но­крат­но под­чер­ки­вал необ­хо­ди­мость при уста­нов­ле­нии систе­мы опла­ты тру­да в рав­ной мере соблю­дать как нор­му, гаран­ти­ру­ю­щую работ­ни­ку, пол­но­стью отра­бо­тав­ше­му за месяц нор­му рабо­че­го вре­ме­ни и выпол­нив­ше­му нор­мы тру­да (тру­до­вые обя­зан­но­сти), зара­бот­ную пла­ту не ниже мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, так и пра­ви­ла ста­тей 2, 132, 135, 146, 148, 315, 316 и 317 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции, в том чис­ле пра­ви­ло об опла­те тру­да, осу­ществ­ля­е­мо­го в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, в повы­шен­ном раз­ме­ре по срав­не­нию с опла­той иден­тич­но­го тру­да, выпол­ня­е­мо­го в нор­маль­ных кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях (опре­де­ле­ния от 1 октяб­ря 2009 года N 1160-О‑О, от 17 декаб­ря 2009 года N 1557-О‑О, от 25 фев­ра­ля 2010 года N 162-О‑О и от 25 фев­ра­ля 2013 года N 327‑О). Такой под­ход исполь­зо­вал­ся и в судеб­ной прак­ти­ке. В реше­ни­ях Вер­хов­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции по кон­крет­ным делам неод­но­крат­но ука­зы­ва­лось, что при уста­нов­ле­нии систе­мы опла­ты тру­да в орга­ни­за­ци­ях, рас­по­ло­жен­ных в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра, небла­го­при­ят­ные фак­то­ры, свя­зан­ные с рабо­той в этих усло­ви­ях, в соот­вет­ствии со ста­тья­ми 315, 316 и 317 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции долж­ны быть ком­пен­си­ро­ва­ны спе­ци­аль­ны­ми коэф­фи­ци­ен­том и над­бав­кой к зара­бот­ной пла­те. Это озна­ча­ет, что зара­бот­ная пла­та работ­ни­ков орга­ни­за­ций, рас­по­ло­жен­ных в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, долж­на быть опре­де­ле­на в раз­ме­ре не менее мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, после чего к ней долж­ны быть начис­ле­ны рай­он­ный коэф­фи­ци­ент и над­бав­ка за стаж рабо­ты в дан­ных рай­о­нах или мест­но­стях (опре­де­ле­ния Судеб­ной кол­ле­гии по граж­дан­ским делам Вер­хов­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 24 июня 2011 года N 52-В11–1, от 29 июля 2011 года N 56-В11–10 и от 7 октяб­ря 2011 года N 3‑В11–31). В Обзо­ре прак­ти­ки рас­смот­ре­ния суда­ми дел, свя­зан­ных с осу­ществ­ле­ни­ем граж­да­на­ми тру­до­вой дея­тель­но­сти в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях (утвер­жден Пре­зи­ди­у­мом Вер­хов­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 26 фев­ра­ля 2014 года), под­чер­ки­ва­лось, что пра­виль­ной явля­ет­ся прак­ти­ка тех судов, кото­рые удо­вле­тво­ря­ли тре­бо­ва­ния работ­ни­ков о взыс­ка­нии зара­бот­ной пла­ты с уче­том рай­он­ных коэф­фи­ци­ен­тов и про­цент­ных над­ба­вок в тех слу­ча­ях, когда работ­ни­кам, рабо­тав­шим в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра или мест­но­стях, при­рав­нен­ных к ним, рабо­то­да­те­ля­ми уста­нав­ли­ва­лась зара­бот­ная пла­та в раз­ме­ре мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, к кото­рой начис­ля­ют­ся рай­он­ный коэф­фи­ци­ент и про­цент­ная над­бав­ка за стаж рабо­ты в дан­ных рай­о­нах и мест­но­стях. Такая же пози­ция выра­же­на в Обзо­ре судеб­ной прак­ти­ки Вер­хов­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции за тре­тий квар­тал 2013 года (утвер­жден Пре­зи­ди­у­мом Вер­хов­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 фев­ра­ля 2014 года). Соот­вет­ствен­но, каж­до­му работ­ни­ку в рав­ной мере гаран­ти­ро­ва­лась как зара­бот­ная пла­та в раз­ме­ре не ниже уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, так и повы­шен­ная опла­та в слу­чае выпол­не­ния рабо­ты в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях, что согла­су­ет­ся с преду­смот­рен­ной Кон­сти­ту­ци­ей Рос­сий­ской Феде­ра­ции, ее ста­тьей 37 (часть 3), гаран­ти­ей воз­на­граж­де­ния за труд без какой бы то ни было дис­кри­ми­на­ции, а так­же с закреп­лен­ным в ее ста­тье 19 (части 1 и 2) обще­пра­во­вым прин­ци­пом юри­ди­че­ско­го равен­ства, кото­рый, поми­мо про­че­го, обу­слов­ли­ва­ет необ­хо­ди­мость преду­смат­ри­вать обос­но­ван­ную диф­фе­рен­ци­а­цию в отно­ше­нии субъ­ек­тов, нахо­дя­щих­ся в объ­ек­тив­но раз­ном поло­же­нии. Тем не менее, в насто­я­щее вре­мя пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка исхо­дит из того, что пра­во работ­ни­ка, осу­ществ­ля­ю­ще­го тру­до­вую дея­тель­ность в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях, на повы­шен­ную опла­ту тру­да не может счи­тать­ся нару­шен­ным в тех слу­ча­ях, когда раз­мер его зара­бот­ной пла­ты с уче­том вклю­че­ния в ее состав рай­он­но­го коэф­фи­ци­ен­та (коэф­фи­ци­ен­та) и про­цент­ной над­бав­ки состав­ля­ет не менее мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да (опре­де­ле­ния Судеб­ной кол­ле­гии по граж­дан­ским делам Вер­хов­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 8 авгу­ста 2016 года N 72-КГ16–4 и от 19 сен­тяб­ря 2016 года N 51-КГ16–10). 4.2. В силу пря­мо­го пред­пи­са­ния Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции (ста­тья 37, часть 3) мини­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да дол­жен быть обес­пе­чен всем рабо­та­ю­щим по тру­до­во­му дого­во­ру, т.е. явля­ет­ся общей гаран­ти­ей, предо­став­ля­е­мой работ­ни­кам неза­ви­си­мо от того, в какой мест­но­сти осу­ществ­ля­ет­ся тру­до­вая дея­тель­ность; в соот­вет­ствии с частью пер­вой ста­тьи 133 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции вели­чи­на мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да уста­нав­ли­ва­ет­ся одно­вре­мен­но на всей тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции, т.е. без уче­та при­род­но-кли­ма­ти­че­ских усло­вий раз­лич­ных реги­о­нов стра­ны. Сле­до­ва­тель­но, повы­шен­ная опла­та тру­да в свя­зи с рабо­той в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях долж­на про­из­во­дить­ся после опре­де­ле­ния раз­ме­ра зара­бот­ной пла­ты и выпол­не­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го тре­бо­ва­ния об обес­пе­че­нии мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, а зна­чит, рай­он­ный коэф­фи­ци­ент (коэф­фи­ци­ент) и про­цент­ная над­бав­ка, начис­ля­е­мые в свя­зи с рабо­той в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, в том чис­ле в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях, не могут вклю­чать­ся в состав мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да. В про­тив­ном слу­чае месяч­ная зара­бот­ная пла­та работ­ни­ков, пол­но­стью отра­бо­тав­ших нор­му рабо­че­го вре­ме­ни в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, мог­ла бы по сво­е­му раз­ме­ру не отли­чать­ся от опла­ты тру­да лиц, рабо­та­ю­щих в реги­о­нах с бла­го­при­ят­ным кли­ма­том. Таким обра­зом, гаран­тия повы­шен­ной опла­ты тру­да в свя­зи с рабо­той в осо­бых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях утра­чи­ва­ла бы реаль­ное содер­жа­ние, пре­вра­ща­ясь в фик­цию, а пра­во граж­дан на ком­пен­са­цию повы­шен­ных затрат, обу­слов­лен­ных рабо­той и про­жи­ва­ни­ем в небла­го­при­ят­ных усло­ви­ях, ока­за­лось бы нару­шен­ным. Нару­ша­лись бы и кон­сти­ту­ци­он­ные прин­ци­пы равен­ства и спра­вед­ли­во­сти, из кото­рых выте­ка­ет обя­зан­ность госу­дар­ства уста­но­вить такое пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние в сфе­ре опла­ты тру­да, кото­рое обес­пе­чи­ва­ет осно­ван­ную на объ­ек­тив­ных кри­те­ри­ях, вклю­чая учет при­род­но-кли­ма­ти­че­ских усло­вий осу­ществ­ле­ния тру­до­вой дея­тель­но­сти, зара­бот­ную пла­ту всем рабо­та­ю­щим и не допус­ка­ет при­ме­не­ния оди­на­ко­вых пра­вил к работ­ни­кам, нахо­дя­щим­ся в раз­ном поло­же­нии. Погло­ще­ние выплат, спе­ци­аль­но уста­нов­лен­ных для воз­ме­ще­ния допол­ни­тель­ных мате­ри­аль­ных и физио­ло­ги­че­ских затрат работ­ни­ков, свя­зан­ных с кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, мини­маль­ным раз­ме­ром опла­ты тру­да, по суще­ству, при­во­ди­ло бы к иска­же­нию пра­во­вой при­ро­ды как этой гаран­тии, так и самих ука­зан­ных выплат, что недо­пу­сти­мо в силу пред­пи­са­ний ста­тьи 37 (часть 3) Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции и прин­ци­пов пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния тру­до­вых пра­во­от­но­ше­ний. 5. Соглас­но ста­тье 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции реги­о­наль­ным согла­ше­ни­ем о мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те может уста­нав­ли­вать­ся раз­мер мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции, кото­рый опре­де­ля­ет­ся с уче­том соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских усло­вий и вели­чи­ны про­жи­точ­но­го мини­му­ма тру­до­спо­соб­но­го насе­ле­ния в соот­вет­ству­ю­щем субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции и не может быть ниже мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном (части пер­вая, тре­тья и чет­вер­тая). По смыс­лу при­ве­ден­ных зако­но­по­ло­же­ний, мини­маль­ная зара­бот­ная пла­та в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции уста­нав­ли­ва­ет­ся в целях повы­ше­ния уров­ня опла­ты тру­да, если эко­но­ми­ка реги­о­на раз­ви­ва­ет­ся ста­биль­но и созда­ет усло­вия для воз­мож­но­сти уче­та вели­чи­ны про­жи­точ­но­го мини­му­ма тру­до­спо­соб­но­го насе­ле­ния в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции. При этом ста­тья 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции не преду­смат­ри­ва­ет пол­но­мо­чия соци­аль­ных парт­не­ров, заклю­ча­ю­щих ука­зан­ное согла­ше­ние, поми­мо раз­ме­ра мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты само­сто­я­тель­но опре­де­лять пра­ви­ла о вклю­че­нии в нее каких-либо выплат, в част­но­сти рай­он­ных коэф­фи­ци­ен­тов (коэф­фи­ци­ен­тов) и про­цент­ных над­ба­вок. Сле­до­ва­тель­но, при заклю­че­нии реги­о­наль­но­го согла­ше­ния о мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции трех­сто­рон­няя комис­сия по регу­ли­ро­ва­нию соци­аль­но-тру­до­вых отно­ше­ний соот­вет­ству­ю­ще­го субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции долж­на руко­вод­ство­вать­ся общи­ми пра­ви­ла­ми опре­де­ле­ния содер­жа­ния согла­ше­ния, уста­нов­лен­ны­ми ста­тья­ми 45 и 46 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции. В част­но­сти, соглас­но части пер­вой ста­тьи 45 дан­но­го Кодек­са пол­но­моч­ные пред­ста­ви­те­ли работ­ни­ков и рабо­то­да­те­лей на всех уров­нях соци­аль­но­го парт­нер­ства, в том чис­ле на реги­о­наль­ном, долж­ны дей­ство­вать в пре­де­лах их ком­пе­тен­ции. В отли­чие от феде­раль­но­го зако­но­да­тель­ства реги­о­наль­ное согла­ше­ние о мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те име­ет огра­ни­чен­ную сфе­ру дей­ствия: оно не рас­про­стра­ня­ет­ся на работ­ни­ков орга­ни­за­ций, финан­си­ру­е­мых из феде­раль­но­го бюд­же­та (часть вто­рая ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции), и в силу прин­ци­пов соци­аль­но­го парт­нер­ства может охва­ты­вать не всех рабо­то­да­те­лей соот­вет­ству­ю­ще­го субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции (и, соот­вет­ствен­но, не всех работ­ни­ков), посколь­ку суще­ству­ю­щая про­це­ду­ра при­со­еди­не­ния к тако­му согла­ше­нию рабо­то­да­те­лей, осу­ществ­ля­ю­щих дея­тель­ность на тер­ри­то­рии это­го субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции и не участ­во­вав­ших в его заклю­че­нии, поз­во­ля­ет им в тече­ние 30 кален­дар­ных дней со дня офи­ци­аль­но­го опуб­ли­ко­ва­ния пред­ло­же­ния о при­со­еди­не­нии к согла­ше­нию пред­ста­вить в упол­но­мо­чен­ный орган испол­ни­тель­ной вла­сти субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции моти­ви­ро­ван­ный пись­мен­ный отказ при­со­еди­нить­ся к нему (части седь­мая и вось­мая ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции). Кро­ме того, соглас­но части вто­рой ста­тьи 48 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции срок дей­ствия согла­ше­ния не может пре­вы­шать трех лет, а его содер­жа­ние и струк­ту­ра опре­де­ля­ют­ся по дого­во­рен­но­сти меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми сто­рон, кото­рые сво­бод­ны в выбо­ре кру­га вопро­сов для обсуж­де­ния и вклю­че­ния в согла­ше­ние (часть пер­вая ста­тьи 46 дан­но­го Кодек­са). Из это­го сле­ду­ет, что уста­нов­лен­ная в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции мини­маль­ная зара­бот­ная пла­та может быть отме­не­на или ее раз­мер может быть изме­нен в свя­зи с изме­не­ни­ем эко­но­ми­че­ских усло­вий. Таким обра­зом, мини­маль­ная зара­бот­ная пла­та в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции пред­став­ля­ет собой уста­нов­лен­ную в систе­ме соци­аль­но­го парт­нер­ства допол­ни­тель­ную гаран­тию, кото­рая не заме­ня­ет гаран­тии, преду­смот­рен­ные феде­раль­ным зако­ном, в том чис­ле повы­шен­ную опла­ту тру­да в свя­зи с рабо­той в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми. Как сле­ду­ет из части один­на­дца­той ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции, месяч­ная зара­бот­ная пла­та работ­ни­ка, рабо­та­ю­ще­го на тер­ри­то­рии соот­вет­ству­ю­ще­го субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции и состо­я­ще­го в тру­до­вых отно­ше­ни­ях с рабо­то­да­те­лем, в отно­ше­нии кото­ро­го дей­ству­ет (или на кото­ро­го в уста­нов­лен­ном зако­ном поряд­ке рас­про­стра­не­но) реги­о­наль­ное согла­ше­ние о мини­маль­ной зара­бот­ной пла­те, не может быть ниже раз­ме­ра мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в этом субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции при усло­вии, что ука­зан­ным работ­ни­ком пол­но­стью отра­бо­та­на за этот пери­од нор­ма рабо­че­го вре­ме­ни и выпол­не­ны нор­мы тру­да (тру­до­вые обя­зан­но­сти). По сво­е­му содер­жа­нию при­ве­ден­ное поло­же­ние пол­но­стью сов­па­да­ет с частью тре­тьей ста­тьи 133 дан­но­го Кодек­са, уста­нав­ли­ва­ю­щей, что месяч­ная зара­бот­ная пла­та работ­ни­ка, пол­но­стью отра­бо­тав­ше­го за этот пери­од нор­му рабо­че­го вре­ме­ни и выпол­нив­ше­го нор­мы тру­да (тру­до­вые обя­зан­но­сти), не может быть ниже мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да. Таким обра­зом, закреп­ляя воз­мож­ность в рам­ках трех­сто­рон­не­го сотруд­ни­че­ства уста­нав­ли­вать мини­маль­ную зара­бот­ную пла­ту в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции, феде­раль­ный зако­но­да­тель исхо­дил из того, что в меха­низ­ме пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния опла­ты тру­да такая допол­ни­тель­ная гаран­тия будет в соот­вет­ству­ю­щих слу­ча­ях при­ме­нять­ся вме­сто вели­чи­ны мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном, не заме­няя и не отме­няя иных гаран­тий, преду­смот­рен­ных Тру­до­вым кодек­сом Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Исхо­дя из изло­жен­но­го и руко­вод­ству­ясь ста­тья­ми 6, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Феде­раль­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на «О Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции», Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1. При­знать вза­и­мо­свя­зан­ные поло­же­ния ста­тьи 129, частей пер­вой и тре­тьей ста­тьи 133, частей пер­вой, вто­рой, тре­тьей, чет­вер­той и один­на­дца­той ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции не про­ти­во­ре­ча­щи­ми Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции, посколь­ку по сво­е­му кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­му смыс­лу в систе­ме дей­ству­ю­ще­го пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния они не пред­по­ла­га­ют вклю­че­ния в состав мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да (мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты в субъ­ек­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции) рай­он­ных коэф­фи­ци­ен­тов (коэф­фи­ци­ен­тов) и про­цент­ных над­ба­вок, начис­ля­е­мых в свя­зи с рабо­той в мест­но­стях с осо­бы­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми, в том чис­ле в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра и при­рав­нен­ных к ним мест­но­стях. 2. Выяв­лен­ный в насто­я­щем Поста­нов­ле­нии кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой смысл поло­же­ний ста­тьи 129, частей пер­вой и тре­тьей ста­тьи 133, частей пер­вой, вто­рой, тре­тьей, чет­вер­той и один­на­дца­той ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции явля­ет­ся обще­обя­за­тель­ным, что исклю­ча­ет любое иное их истол­ко­ва­ние в пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ке. 3. Феде­раль­ный зако­но­да­тель пра­во­мо­чен при совер­шен­ство­ва­нии зако­но­да­тель­ства в сфе­ре опла­ты тру­да, в том чис­ле на осно­ве выра­жен­ных в насто­я­щем Поста­нов­ле­нии пра­во­вых пози­ций Кон­сти­ту­ци­он­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции, учесть сло­жив­шу­ю­ся в систе­ме соци­аль­но­го парт­нер­ства прак­ти­ку опре­де­ле­ния тариф­ной став­ки (окла­да) пер­во­го раз­ря­да не ниже вели­чи­ны мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да, уста­нов­лен­но­го феде­раль­ным зако­ном. 4. Пра­во­при­ме­ни­тель­ные реше­ния по делам граж­дан Гри­го­рье­вой Вален­ти­ны Сер­ге­ев­ны, Дей­дей Оль­ги Лео­ни­дов­ны, Капу­ри­ной Ната­льи Алек­се­ев­ны и Кураш Ири­ны Яко­влев­ны под­ле­жат пере­смот­ру с уче­том выяв­лен­но­го в насто­я­щем Поста­нов­ле­нии кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го смыс­ла поло­же­ний ста­тьи 129, частей пер­вой и тре­тьей ста­тьи 133, частей пер­вой, вто­рой, тре­тьей, чет­вер­той и один­на­дца­той ста­тьи 133.1 Тру­до­во­го кодек­са Рос­сий­ской Феде­ра­ции. 5. Насто­я­щее Поста­нов­ле­ние окон­ча­тель­но, не под­ле­жит обжа­ло­ва­нию, всту­па­ет в силу немед­лен­но после про­воз­гла­ше­ния, дей­ству­ет непо­сред­ствен­но и не тре­бу­ет под­твер­жде­ния дру­ги­ми орга­на­ми и долж­ност­ны­ми лица­ми. 6. Насто­я­щее Поста­нов­ле­ние под­ле­жит неза­мед­ли­тель­но­му опуб­ли­ко­ва­нию в «Рос­сий­ской газе­те», «Собра­нии зако­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции» и на «Офи­ци­аль­ном интер­нет-пор­та­ле пра­во­вой инфор­ма­ции» (www.pravo.gov.ru). Поста­нов­ле­ние долж­но быть опуб­ли­ко­ва­но так­же в «Вест­ни­ке Кон­сти­ту­ци­он­но­го Суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции».

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments